Африка

Черный континент

Южные окраины

Мопановые леса в долинах Замбези и Лвангвы продолжают редколесье, которое опо­ясывает Африку от Анголы до Трансвааля и отделяет подлинное миомбо от южной колючекустарниковой саванны. В долинах Замбези и Лвангвы после крутого спуска из миомбо сразу начинается редколесье мопане. Но на выровнен­ных ветром песках Калахари — южной окраине района — переход от миомбо к лесу совершается не так резко. Чем южнее, тем ощутимее господ­ство мопановых деревьев.

Здесь появляются некоторые животные, редко или совсем не встречающиеся в миомбо. Но обитающие в восточноафриканских злаковниках и зарослях колючего кустарника. В основ­ном в этих местах преобладают жираф и импала.

Для диких животных лес мопане потенциально благоприятнее, чем миомбо. Травяной покров состоит здесь из сладких трав, довольно пита­тельных даже в сухом виде. Увеличение количе­ства животных бросается в глаза, как только попадаешь в необитаемую полосу мопанового ле­са. Деревья мопане особенно любимы слонами. Не встречайся слоны так часто в северных рай­онах миомбо, можно было бы подумать, что они изменили брахистегии и придерживаются исклю­чительно мопане.

 

Полоса деревьев мопане и сухих кустарников протянулась по долине Замбези в глубь страны почти на 1500 километров, отделяя плато Замбии от значительно большей площади миомбо, распо­ложенной от него к северу и к югу. Такая же полоса проходит на северо-восток по долине Лвангвы и вдается приблизительно на триста километров в котловину Рваха в Танзании. Этим определяется более сухой тип редколесья, непос­редственно соединяющегося с более сухими рай­онами Танзании на северо-востоке. В настоящее время миомбо препятствует передвижению жи­вотных с севера на юг и обратно, но нетрудно себе представить, как в условиях даже немного более сухого климата животные передвигались в обоих направлениях. В то время обе долины, вероятно, образовывали коридор между северны­ми и южными злаковниками и колючими кустар­никами.

Миомбо и в более сухой период представляло собой сплошную массу однородного редколесья и занимало большую часть площади на юге Афри­ки. На воображаемой карте растительности одно­го из аридных межплювиальных периодов четвертичного времени миомбо заняло бы большую часть современного бассейна Конго и соединя­лось бы с саваннами Гвинеи через долину Нила и западную часть рифтовой долины. В ту эпоху лошадиная антилопа, белый носорог, личи и водяной козел, вероятно, имели одну непрерыв­ную область распространения. Но затем лес вновь стал наступать на восток и отделил север­ную популяцию животных от южной. У более специализированных животных это разделение привело к образованию новых видов: пуку — от болотного козла, нильского личи — от личи. Ныне же само миомбо со специфическими для него животными помогает лесу разделять северную и южную фауны полузасушливых районов.

Как биотоп, миомбо на протяжении долгого времени имело, вероятно, огромное значение. За время его существования постепенно изменялся характер миграции птиц, совершающих длитель­ные перелеты — красноногого кобчика, чеглока и малой кукушки — и таких трансэкваториаль­ных птиц, как, например, дождевой аист и вымпеловый козодой. Если в местах гнездования условия оказываются неблагоприятными, птицы пользуются гостеприимством этого большого массива, расположенного к югу от экватора.

Как и Сахара, миомбо, вероятно, уже давно существует в Африке и, подобно Сахаре, еще долго останется пустынной местностью. Не ис­ключена возможность, что в конце концов миом­бо окажется единственным участком дикой при­роды Африки.