Африка

Черный континент

Африка2

Удивительные растения пустыни Намиб

В долине Кейсеба и вдоль других рек растут большие деревья акации (Acacia giraffae и Acacia albida), тамарикс (Tamarix austro-africana) и ко­лючая паркинсония (Parkinsonia africana); пос­ледние — копии произрастающих в северных пу­стынях тамарикса и колючего держи-дерева. Ли­шенный листьев представитель семейства огуреч­ных Acanthosicyos horrida формирует собствен­ные маленькие дюны. Большая часть этого ра­стения скрыта в песке, наружу выходят только жесткие листики. Как и в северных пустынях, для защиты от животных растения имеют колючки, выделяющие ядовитый сок, или другие приспособления, одинаково отталкивающие лю­дей и животных.

В прежние времена растительность в речных руслах обеспечивала существование небольших стад слонов, а сейчас там могут обитать только павианы и шакалы, которые кормятся различ­ными ягодами (нужно сказать, что шакалы го­раздо более всеядны, чем обычно принято ду­мать). Полоски с относительно богатой расти­тельностью не являются частью пустыни; они могли возникнуть лишь потому, что вся пустыня Намиб представляет собой узкую полосу между уступом внутреннего плато и берегом. Будь пу­стыня более широкой или более плоской, реки терялись бы в ней, так. же как сейчас теряются более мелкие водотоки.

 

На нижней части склонов некоторых дюн ухит­ряется расти жесткая ярко-зеленая трава, но большая часть дюн лишена растительности. И все же иногда растительность на дюнах богаче, чем на щебне, устилающем равнину. После ред­ких дождей подножие уступа зарастает «пухом» таких недолговечных трав, как аристида, но бли­же к берегу растительность совершенно исчезает. Монотонность пейзажа нарушают только кусти­ки парнолистника (Zygophyllum stapfii и Arthraema leuhnitzii). Зато в этих низинах встре­чается одно из самых удивительных растений. Выглядит оно чудовищно: из короткого цен­трального ствола, словно щупальца осьминога, выходят похожие на перевитые стропы широкие искривленные листья. Центральная часть расте­ния цветет и плодоносит. Это вельвичия (Welwitschia bainesi), названная нашедшим ее немец­ким ботаником Велвитчем mirabilis, то есть «уди­вительная». Говорят, что, обнаружив это расте­ние, он пришел в такой восторг, что упал перед ним на колени.

Жизнь вельвичии начинается с того, что она выпускает два длинных листа, похожих на ли­стья обычной большой лилии. По мере роста в центре оформляется короткий ствол, а основные листья расширяются и расщепляются. В таком виде кажется, что у растения несколько больших строповидных листьев. Однако первые выпущен­ные растением листья остаются у него до конца жизни, возможно на тысячу лет. Ни у одного другого растения это не наблюдается.

Каждая вельвичия имеет всего один незначи­тельный стержневой корень, и в настоящей жар­кой и сухой пустыне она вряд ли смогла бы существовать. Здесь же она, по-видимому, пользуется влагой холодных ночных туманов, приходящих с моря. Широкие искривленные ли­стья собирают влагу, потом она каплями падает на землю. В местности, где почти не выпадают дожди, растение, видимо, живет только за счет этого.

На вельвичии кормятся жуки-сокоеды (Proberg rothius sexpunctalis), другого источника существо­вания у них, по-видимому, нет. Однако в опылении они не играют никакой роли, и благо­даря чему это растение дает такое большое коли­чество семян, до сих пор не установлено. Не удивительно, что открывший это растение бота­ник пришел от него в экстаз.