Африка

Черный континент

Африка2

Река Нил

Нил, самая длинная река Африки, служит сто­ком для всех областей с избыточной влажно­стью, о которых шла речь выше. Мы говорим о его южной ветви — Белом Ниле; Голубой Нил собирает воды с гор Эфиопии и соединяется с Белым Нилом далеко на севере, у Хартума. Бе­лый Нил — река с более устойчивым режимом, чем Голубой, отчасти потому, что он берет начало там, где осадки выпадают более регулярно и не носят столь явно выраженного сезонного ха­рактера. Но главная причина в том, что во вре­мя разлива воды его основных истоков собира­ются и отчасти регулируются двумя огромными естественными резервуарами — озером Викто­рия, вторым по величине в мире, и озером Альберт.

Вытекая из озера Виктория, Нил форсирует узкое ущелье, и его течение остается бурным до тех пор, пока он не теряется на время в обшир­ных болотах на подступах к озеру Кьога. Затем еще один бурный участок — его нужно видеть, чтобы оценить по достоинству грозную силу реки, — и мы у водопадов Мерчисон, где тесные берега сжимают русло Нила до каких-нибудь шести-семи метров. Дальше Нил течет сравни­тельно спокойно в широком русле до озера Аль­берт. Если до сих пор река называлась Викто­рия-Нил, то после озера Альберт идет уже Аль­берт-Нил. Это озеро расположено в западной ча­сти рифтовой долины и заметно отличается от озера Виктория.

 

В нашем представлении Нил очень древний, но с геологической точки зрения Виктория-Нил — совсем молодая река. На месте озера Вик­тория прежде было другое огромное озеро — Карунга. Судя по тому, что в нем води­лись виды нильской ихтиофауны, в том числе нильский окунь (bates) и многопер (Polypterus), оно было связано с Нилом. Но большая часть древнего озера со временем высохла и сохрани­лась только часть ее исконной ихтиофауны, глав­ным образом хромисы (Cichlidae) — представи­тели рода Haplochromis — и тилапия.

Позднее, после сильных движений земной ко­ры, в результате которых возникли две ветви сбросов, образовалась неглубокая котловина, ко­торая заполнилась водой. Еще позже, вероятно в последние двести тысяч лет, новые сдвиги накло­нили котловину озера Виктория так, что образо­вался сток, который мы называем теперь рекой Виктория-Нил. Связь между древним озером Ка­рунга и Нилом возобновилась, однако нильские рыбы не могли пройти через водопады Мерчи­сон, и поэтому ихтиофауну озера Виктория те­перь составляют преимущественно потомки ви­дов, которые уцелели, когда пересохло древнее озеро.

Недавно некоторые нильские виды рыб — окунь и тилапия — были выпущены выше водопадов, причем нильского окуня выпустили только в озеро Кьога, но он каким-то образом проник в озеро Виктория. Со временем мы смо­жем судить, как вмешательство человека повли­яло на эндемичную ихтиофауну озера Виктория.

Еще более радикальные процессы обусловили формирование другого важного истока Белого Нила — реки Семлики, впадающей в озеро Аль­берт. Озера Альберт, Эдуард и Киву лежат на разной высоте над уровнем моря, на дне запад­ной части рифтовой долины. Некогда они пред­ставляли собой одно озеро или же их, во всяком случае, соединяла река, которая позволила ниль­ским рыбам дойти до озера Эдуард. Об этом нам говорят ископаемые остатки. Позднее между озе­рами поднялись высокие гряды, в конечном сче­те образовавшие могучий хребет Рувензори. Эти

легендарные Лунные горы достигают высоты пять тысяч метров, и вершины их покрыты лед­никами.

Около семи тысяч лет назад, когда здесь уже обитали первобытные люди, бурная вулканиче­ская деятельность всколыхнула чудовищными взрывами дно рифта поблизости от озера Эдуард. В воздух взлетели тучи пепла и глыбы горных пород; наверное, этот катаклизм мог бы поспо­рить с величайшей в истории катастрофой такого рода — взрывом вулкана Кракатау на островах Индонезии. Мощный слой пепла осел в северной оконечности озера Эдуард. Этот пепел и ядови­тые вулканические выбросы погубили большую часть местной фауны, в том числе и многих нильских рыб. Но тилапия выжила и благопо­лучно здравствует и по сей день.

Млекопитающие и рептилии, в том числе кро­кодилы, очевидно, тоже были уничтожены ката­строфой. Пороги на реке Семлики не дают вер­нуться рыбам, которые могли бы подняться вверх по течению из озера Альберт. Преграда, удерживающая крокодилов, далеко не столь вну­шительна. Им ничего не стоит обойти по суше любой водопад, но они не любят густого леса, а оба берега Семлики у порогов Бени, ниже кото­рых в изобилии водятся крокодилы, как раз по­крыты таким лесом. Если бы его расчистили, ничто не помешало бы им миновать пороги и вернуться в озеро Эдуард — на беду всем рыбам и прочим ее обитателям.