Африка

Черный континент

Плоскогорья Лесото и Наталя и высокий велд

Большая часть внутренних районов Южной Аф­рики представляет собой впадину с приподнятыми краями, включающую пустыни Калахари и Карру, и прорезанную текущей на запад Оран­жевой рекой. Край этой впадины в виде крутого обрыва, так называемого Большого Уступа, поч­ти непрерывно прослеживается от юго-западной Африки до Родезии. Высота его колеблется при­мерно от 1700 до 3500 метров над уровнем моря. Временами, особенно при переходе через цепи складчатых гор Капской провинции на север, в Карру, о существовании Уступа забываешь, зато в других местах он четко разграничивает высо­кие равнины и низменные районы с пустынями. Так он отделяет пустыню Намиб от плато Юж­ной Африки и Низкий Велд от остальной южной зоны Кустарникового Велда.

В Натале, Лесото, провинции Оранжевой и южном Трансваале край Уступа переходит в великолепный гребень Драконовых гор. Значи­тельная высота и связанные с ней осадки выде­ляют эту территорию среди других районов Юж­ной Африки. Как и в южной зоне Кустарниково­го Велда, Уступ делит этот район на две ча­сти — злаковники Наталя, приуроченные к хол­мам, и внутренний Высокий Велд провинции Оранжевой и южного Трансвааля. В Лесото, у самого гребня Уступа, есть высокий и очень холодный участок, напоминающий высокие зла­ковники Эфиопии и непохожий на другие места в Африке к югу от экватора.

 

Нам представляется ошибочным объединять в один район большой и разнохарактерный участок местности, высота которого колеблется от 700 до 3500 метров, а растительность включает все ти­пы — от субтропического леса до сухих равнин. Как известно, южноафриканский велд насчиты­вает свыше семидесяти типов местообитаний, но некоторым экологам и такое деление может по­казаться слишком упрощенным. Кроме того, уте­сы, ущелья и другие места образуют небольшие, только им присущие местообитания, необходи­мые для существования определенных растений и животных. Значительная часть района занята открытым злаковником, а не колючекустарниковой саванной или характерным для Карру и Капской провинции финбошем. Поэтому будет правильнее, если мы рассмотрим все эти разно­образные местообитания в единстве их непрев­зойденной красоты.

Животный мир и растительность этих мест серьезно пострадали от вмешательства человека. Почти нигде природа не сохранилась в своем первозданном виде. Даже небольшие участки, с запозданием превращенные в резерваты, успели претерпеть разрушительное воздействие челове­ка, которое, начавшись с незапамятных времен, продолжается и по сей день.