Африка

Черный континент

Африка3

Плодородные поймы

Все крупные реки — Кафуэ, Лвангва и сама Замбези — имеют плоские участки долин с об­ширными поймами. Это полосы плодородного аллювия шириной более километра, а река меан-дрирует в котловине, окаймленной береговыми валами. Во время разлива реки во многих местах переливаются через валы и заливают более низкие, лежащие за ними обширные простран­ства.

Иногда этот процесс проходит спокойно. В Ка­фуэ, например, уровень воды поднимается посте­пенно, и совершенно прозрачная речка медленно разливается по пойме, становясь все глубже и глубже. У других рек затопление поймы прини­мает более бурный характер. Река Лвангва блуж­дает и, стремясь прорваться к старому руслу, атакует береговые валы и выхватывает из них все новые куски. Отделенные от реки рукава могут существовать обособленно в течение двух-трех столетий, образуя спокойные старицы, окаймленные большими деревьями. Но наступает момент, когда река все равно возвращает их себе.

 

Поймы обеспечивают в этом районе существо­вание основных масс диких животных и жизнен­но необходимы для сохранения многих видов. На­пример, болотный козел — пуку и водяной козел редко встречаются вне поймы. В засушливый период в поймах собираются большие стада буй­волов и слонов. Раньше сюда приходили и беге­моты. Сейчас они находятся под охраной и их поголовье постепенно восстанавливается: на каждый километр реки Лвангвы приходится около десяти бегемотов. Кормятся они тоже в поймах.

Слоны в миомбо гораздо малочисленнее, чем в более северных районах, зато буйволы встреча­ются часто. Условия в этих поймах сходны с условиями некоторых злаковников и саванн бас­сейна Нила, где биомасса диких животных ис­ключительно высока. В довольно сильно залесен­ной местности учесть общую плотность популя­ции животных можно лишь приближенно, но по количеству слонов, буйволов и бегемотов (в их общей биомассе) эти поймы, вероятно, могут по­спорить с бассейном Нила. Однако, чем больше территория, тем меньшим будет живой вес жи­вотных на единицу площади. На довольно боль­шом пространстве за поймами вместо относи­тельно зеленых саванн с довольно высоким про­центом питательных трав простираются леса мопане (Colophospermum mораnе) с гораздо более бедным травяным покровом. Лес мопане растет на тяжелых глинистых почвах и напоминает ста­рую дубраву. Подлеска в нем нет; в засушливый период листья на деревьях приобретают темно-красный оттенок, а так как они долго не опада­ют, лес еще больше становится похожим на осен­нюю дубраву. Слоны очень любят этот лес. Они валят старые деревья и ощипывают молодые до высоты около двух метров. Таким образом, они, с одной стороны, рыхлят и аэрируют почву, а с другой — обеспечивают пищей с богатым содер­жанием растительного белка более мелких жи­вотных, которые не достают до вершин больших деревьев. Обычно вновь появляется в этих ме­стах импала, несмотря на то что в редколесье, где преобладает брахистегия (Bracbystegia), она встречается довольно редко.

Исключительно интересна в пойме жизнь птиц. В сухой сезон здесь много мелких болот и водоемов, покрытых водяными кувшинками и окаймленных высоким тростником и суккулентными травами. Здесь можно увидеть, как ста­рый   бегемот   нежится   в   окружении   якан  (Actopbilornis africanus) и карликовых гусей (Nettapus auritus), как аисты-разини (Anastomus lameltigerus) поедают улиток, пользуясь своим клювом, как пинцетом,— клюв открыт посере­дине и закрывается только у кончика. В этих местах можно встретить также клювача (Ibis ibis), марабу, три или четыре вида цапель, в том числе большую белую цаплю. Эффектнее дру­гих выглядит аист ябиру (Ephippiorynchus senegalensis) с черно-белым оперением, большой и массивный, как марабу, но гораздо более опрятный и красивый, с огромным клювом, окрашенным в черный, желтый и красный цве­та. Аист ябиру в Африке встречается редко, но в этих поймах он многочисленнее, чем где бы то ни было.