Африка

Черный континент

Плачевные остатки дикой природы

К востоку от Уступа в этом районе сохранились только небольшие участки относительно нетрону­той человеком природы. В живописных местах у подножия Драконовых гор созданы националь­ные парки и резерваты. Они, конечно, дают общее представление о том, как выглядела при­рода до того времени, пока человек не вступил с ней в борьбу, но воссоздать ее в первоначальном виде не удается. Завоз таких животных, как гну и беломордый бубал (Damatiscus dorcas phillipsi), положительных результатов пока не дал. Не­смотря на все старания, эти животные, привык­шие к открытым ровным пространствам, в гори­стой местности приживаются плохо. Остается надеяться, что со временем они, подобно канне, лучше других крупных антилоп приспособившей­ся к новым условиям, создадут популяцию, для которой окружающая среда станет привычной.

Когда-то в злаковниках Наталя обитало много диких животных, но еще до прихода европейцев местное население успело значительно сократить их численность. Восстановить былое изобилие уже невозможно, ибо этот район перспективен для сельскохозяйственного освоения и доброволь­но человек от него никогда не отступится. Разру­шительные последствия деятельности человека проявились здесь в полной мере. Склоны гор, когда-то защищенные плотным дерновым покро­вом, сейчас открыты для эрозии и усеяны чайка­ми, которые легко преодолевают расстояние, от­деляющее эти места от воды. Русла, слишком широкие для протекающих по ним небольших ручейков, свидетельствуют о мощи временных потоков, стекающих после ливней с оголенных возвышенностей. В ряде случаев распростране­ние эрозии можно остановить лишь только с помощью дорогостоящих противоэрозийных ме­роприятий. Почти доказано, что человек начал новый цикл ускоренной эрозии, которую он уже не может остановить.

 

В злаковниках Наталя остались теперь только те немногочисленные животные, с присутствием которых мирится человек. В открытых злаков­никах африканского Транскея сохранилось на редкость мало животных. В других местах более дальновидные фермеры сожалеют о полном ис­чезновении первобытной фауны и пытаются вос­становить ее путем ввоза некоторых диких жи­вотных. Импала и антилопа канна иногда пре­красно приживаются в тех местах, которые в результате выпаса уже почти непригодны для домашних, животных.

От вмешательства человека птицы пострадали значительно меньше, чем крупные млекопита­ющие, а мелкие зверьки, рептилии и насекомые исчезли только там, где фактически были разру­шены их местообитания. В этом районе еще можно наблюдать другую форму миграции птиц, а именно вертикальную и сезонную — явление обычное и для некоторых других горных районов.

На нагорье у подножия Драконовых гор зимы довольно суровые, и поэтому многие птицы, большие и малые, мигрируют в направлении к побережью. Среди наиболее заметных птиц — го­лубой журавль (Tetrapteryx paradisea) и черно­хвостая дрофа Стэнли (Neotis denhami stanleyi), но сюда слетаются и небольшие певчие птицы. Весной журавли и дрофы вновь возвращаются в горы, останавливаясь на пути для брачных игр. В резерватах этого района голубые журавли гнез­дятся на открытых вершинах, но, если их беспо­коит соседство домашних животных, они устра­иваются на болотах. Сережковый и реже венце­носный журавль также гнездятся на болотах. Голубой журавль — чисто африканская пти­ца — удивительно красив; оперение у него нежно­го серо-голубого цвета, длинный, свисающий хвост с черными перьями, как бы продолжающи­ми второстепенные маховые. Он встречается и в других частях Южной Африки, а в некоторых местах настолько многочислен, что даже прино­сит вред.

Раньше крупные дикие животные зимой, оче­видно, перекочевывали в более теплые края, а теперь они этого делать не могут: их повсюду встречают проволочные заграждения. Прежнюю популяцию диких животных у подножия Драко­новых гор полностью восстановить невозможно, так как выжить, не мигрируя, смогли только ви­ды, приспособленные к довольно резким зимним холодам. Маловероятно, чтобы на этих очень высоко расположенных злаковниках могли вновь постоянно обитать большие стада парнокопыт­ных.