Африка

Черный континент

Открытые злаковники и реликтовые леса

Первичной растительностью на восточных скло­нах был злаковник с отдельными вкраплениями леса в верховьях долин и акациевыми кустарни­ками в их нижней части. Древесный покров сильно пострадал от выжигания растительности в зимнее время, к которому прибегали поселен­цы, чтобы освободить место для новой травы. Выжигание злаковников — вопрос спорный, и экологи и фермеры вряд ли когда-нибудь поймут друг друга. Хотя выжигание старой растительно­сти облегчает появление новых ростков травы, оно, несомненно, увеличивает опасность эрозии на крутых склонах, а все ценные азотистые вещества и большая часть содержащихся в траве органических веществ превращается при этом в дым. Но если траву не сжигать, она превратится в массу несъедобных мертвых стеблей и волокон и почти потеряет ценность для домашних и диких животных. Поэтому приходится идти на компромисс: прибегать к выжиганию возможно реже и приурочивать его к тем периодам, когда пожары могут принести наименьший вред. И все-таки через некоторое время в этих местах начинается ускоренная эрозия.

 

Зимой и весной, до начала сильных ветров, свирепые пожары уничтожают злаковники Ната­ля. С гребней высоких скал ветер срывает горя­щий дерн, и огонь перебрасывается в другие места. Его можно остановить только рытьем траншей, но на крутых склонах это и затрудни­тельно и дорого. Поэтому в злаковниках вся растительность подвержена действию огня, и в конце концов трава одержала верх над когда-то более широко распространенным лесом. В ре­зультате пожаров островки леса, встречающего­ся в крутых долинах и под скалами, неуклонно сокращаются, и тогда ставится под угрозу само их существование, ибо, сократившись до опреде­ленного предела, они уже не создают типичного лесного микроклимата и погибают вне зависимо­сти от того, будут они охвачены огнем или нет.

В исчезновении этих клочков леса некоторую роль играют и живущие среди скал даманы. После полного истребления леопардов, диких ко­шек, шакалов и других их наземных врагов даманы размножились и чувствуют себя в без­опасности даже вдали от скал. Они поедают мягкие растения нижнего яруса — лилейные ра­стения и травы, способствуя более быстрому иссушению и разрушению листовой подстилки в период летних гроз. А деревья, хотя и амортизи­руют силу падающего дождя, но недостаточно, чтобы полностью остановить размыв.

Реликтовые леса, обсаженные эвкалиптами или соснами, находятся в относительной безопас­ности. Эти породы занимают теперь обширные пространства на холмах. Но между животным миром лесов, посаженных человеком, и лесов первичных существует заметное различие. Из пернатых обитателей первозданных лесов лишь немногие пытаются освоить новое местообита­ние. Впрочем, некоторые нектарницы питаются нектаром цветков эвкалиптов, а легко приспособ­ляющиеся виды птиц, обитающие и в лесах, и в саваннах, например черный дронго (Dicrurus macrocercus), посещают как естественные леса, так и посадки.

Реликтовые остатки первичных лесов во многом сходны с участками леса плато Кап, расположенного на высоте 1 ООО метров над уров­нем моря, и с лесами Восточной Африки, произ­растающими на высоте свыше 2500 метров. Здесь они встречаются на промежуточной высоте от 700 до 2000 метров. Это остатки больших лесов, некогда простиравшихся почти непрерыв­но вдоль горных хребтов Южной Африки от плато Кап до Родезии и поднимавшихся на высо­кие плато Восточной Африки вплоть до Эфи­опии. Среди разбросанных островков этого леса еще можно встретить такие деревья, как подо карпус и маслина, которые растут также за тысячи километров южнее и севернее, но отсут­ствуют к востоку и югу от этой горной цепи.

Горы покрыты вереском и другими цветущими растениями, типичными для капского финбоша. На склонах Драконовых гор много Watsonia и Scylla, которые после пожаров и первых весенних ливней заполоняют все склоны холмов. Но я заметил, что почти каждая луковица распуска­ющейся Scylla объедена: вероятно, здесь похозяй­ничали даманы. Ощипана бывает и Watsonia. В общем, на этих высоких горах удивительно мало верещатников. По-видимому, это результат сухих зим, мощного роста трав в летнее время и пожа­ров.