Африка

Черный континент

Крупные дикие животные расчищают заросли

Время от времени естественный баланс расти­тельности ньики нарушают крупные дикие жи­вотные. Для ньики типичны слон, черный носо­рог и жираф. Из других характерных для этих мест животных можно назвать считающуюся самой красивой из всех антилоп малого куду и жирафовую газель, которых, впрочем, здесь меньше, чем в более северных районах. Около постоянных водотоков собираются большие стада антилоп импала. Они сильно объедают молодые побеги и листья на деревьях и кустарниках, иногда щиплют и траву. Более мелкие виды антилоп — жирафовая газель и малый куду — слишком малы, чтобы причинить кустарнико­вым зарослям серьезный ущерб. Иное дело — жираф, черный носорог и особенно слон.

В представлении большинства людей слоны обычно ассоциируются с пышными тропически­ми лесами и топями, поэтому в ньике на про­странствах, покрытых редкими колючими зарос­лями, где, казалось бы, нечем утолить голод и жажду, присутствие слона с покрытыми красной пылью боками на первый взгляд необъяснимо. И все-таки слоны здесь очень многочисленны. Передвигаясь довольно быстро, они легко пре­одолевают большие безводные пространства. Толстая кожа позволяет им беспрепятственно продираться сквозь колючий кустарник, тогда как для животных с тонкой кожей этот путь крайне мучителен. Хоботом слоны сгибают ра­стения и поедают их сочную, хотя и колючую, зелень, отчасти утоляя этим жажду. Поэтому присутствие слонов в этих негостеприимных ме­стах не так уж удивительно. И ни в каких других местах своего столь обширного ареала слоны не оказывают такого сильного воздействия на ра­стительность и условия существования других зверей и птиц, как в ньике.

 

Наблюдая за тем, как стадо слонов пасется в колючем кустарнике, легко понять, что неболь­шие искривленные колючие деревья против них совершенно беззащитны. Слоны ломают деревья, вырывают их с корнями, а самые большие, с которыми иначе справиться не могут, сшибают ударом лба. С поверженных или вывороченных деревьев слоны объедают листву, не пренебрегая иной раз и ветками. Место, где кормились тол­стокожие гиганты, узнать нетрудно. Поваленные стволы, оборванные ветки и вздыбленные кверху корни разбросаны, нагромождены в таком хаоти­ческом беспорядке, что пройти через такие уча­стки ньики еще труднее, чем преодолеть есте­ственные заросли. Вдоль узкой береговой полосы и вдоль рек слоны вырывают растения с корнем или топчут молодую поросль, которая могла бы образовать потом густые заросли.

Другие крупные листоядные животные — жи­рафы и носороги — наносят растительности ущерб не столь уж большой. Мы уже упоминали, что жирафы, крайне разборчивые в еде, отдают предпочтение листьям акации, но в ньике их не­много. Носороги, так же как и слоны, объедают кустарники, но ощипывают их уже на более низком уровне. Если слоны обычно уничтожают побеги и листья на высоте от двух до трех мет­ров, то носороги ограничиваются высотой не бо­лее одного метра. Воздействие носорогов на ку­старниковую растительность можно сравнить с результатами выпаса стада коров. В местах, где слонов много, носорогам достается только то, что слоны не успели или не пожелали уничто­жить. Носороги не могут, подобно слонам, ни ломать, ни вырывать с корнем крупные рас­тения. В тяжелые годы конкуренция со слонами за пищу оканчивается не в их пользу, хотя иной раз они объедают ветви сбитых сло­нами высоких деревьев, до которых сами до­стать не могут. В общем, воздействие носоро­гов на кустарниковую растительность хотя и значительно, но имеет второстепенное зна­чение.