Африка

Черный континент

Африка3

Исчезнувшие и исчезающие животные

Раньше Высокий Велд изобиловал дикими жи­вотными. Таких больших стад не было нигде на всем Африканском континенте, даже в восточноафриканском злаковнике. Для равнин были ха­рактерны исключительно травоядные животные: белохвостый гну (Connochaetes gnou), бубал, соб­ственно бурчеллова зебра (Equus burchelli burchelli), квагга (Equus quagga) и беломордый бубал (Damaliscus dorcas phillipsi). В прежние времена особенно многочисленна была газель спрингбок: огромные стада ее постоянно перекочевывали с одного пастбища на другое. Последняя боль­шая миграция спрингбоков наблюдалась в 1896 году.

Эти животные, обитающие также в Карру, к югу от Оранжевой реки, были характерными травоядными Южной Африки. Первое время по­селенцы немилосердно уничтожали их ради шкур и мяса, хотя самих поселенцев в ту пору было еще так мало, что они не успевали поедать все мясо убитых животных. Теперь о стадах не мо­жет быть и речи — они безвозвратно исчезли. Всех газелей, разумеется, сохранить бы не уда­лось; для этого пришлось бы зарезервировать слишком большое пространство, между более су­хим Карру и Высоким Be л дом, по которому эти животные привыкли кочевать, выбирая наиболее подходящие для себя пастбища. В сухие зимы они, естественно, предпочитали участки Высоко­го Beлда, поросшие сладкой темедой, а с наступлением сезона холодных дождей пере­кочевывали в Карру. Но это только предполо­жения.

 

И все же, несмотря на массовое истребление животных, окончательно вымерла только квагга. Это животное напоминало обычную зебру, но отличалось значительно менее заметными поло­сами, располагавшимися преимущественно на ногах.

Белохвостый гну был также почти полностью истреблен. В конце прошлого столетия остава­лось лишь около пятисот особей этого вида, жив­ших на фермах. Наиболее сознательные ферме­ры, понимая, что полное исчезновение вида не за горами, предпринимали попытки к его сохране­нию. Но это стадное животное в непривычных условиях размножалось плохо. Попытки увели­чить стадо за счет самок из других мест не увен­чались успехом. Гну отличаются странной при­вычкой: быки убивают самок из другого стада, а самки, объединяясь вместе, убивают чужих бы­ков. Но благодаря уходу и приложенным усили­ям небольшое количество этих животных все же удалось сохранить и опасности исчезновения вида больше не существует. Теперь их разводят во многих местах. Случай с белохвостым гну пока­зывает, что если вид нужно сохранить, то нельзя сокращать стадо до предела, при котором нару­шается привычный образ жизни и нормальное размножение животных.

Некогда баснословно многочисленный беломор­дый бубал также был на грани исчезновения; его беспощадно истребляли, сбывая шкуры живот­ных по шиллингу за штуку. К началу XX века осталось не более 2000 бубалов. Восстановление бубала, пожалуй, еще более поразительно, чем белохвостого гну; на фермах в резерватах уже насчитывается более 50000 бубалов. Беломордый бубал и гну обитают в Соммервильском резерва­те, в провинциях Оранжевая и Трансвааль. Как дикие животные они уже исчезли, но тем, что они все же еще существуют, они обязаны человеку.

Массовое истребление животных в Африке, в результате которого полностью исчезла квагга и чуть не исчезли бубал и гну, аналогично уничто­жению бизонов на американском Западе. По всей вероятности, дикие животные, которые некогда паслись в Высоком Велде, более эффективно ис­пользовали пастбища, чем домашние животные. Подобно этому, на американском Западе числен­ность и биомасса бизонов в два с половиной раза превосходила численность и биомассу скота, ко­торый сейчас пасется на равнинах с уже прихо­дящим в упадок травяным покровом. Заменив диких животных избирательно потребляющими траву овцами и рогатым скотом, человек причи­нил огромный ущерб пастбищам, особенно в су­хих районах к западу от Лесото, где в течение последних двухсот лет типичные кустарники Карру повели наступление на злаковник.