Африка

Черный континент

Горные леса пояса облаков

Если возвышенность очень велика, то нагромож­дения валунов внизу сменяются на некоторой вы­соте гладкой поверхностью или цепью скал, на­поминающих спины китов; иногда они настолько круты, что почти неприступны. Вскарабкаться вверх можно лишь вдоль глубоких оврагов, поросших кустарником. Уступы, иногда достига­ющие высоты триста метров, сначала идут отвес­но, а затем постепенно нависают над пропастью. В других случаях они вздымаются рядом фанта­стических голых выступов, по краям которых растет редкая трава, разного рода алоэ и другие небольшие суккулентные растения. На уступах гнездятся орлы, соколы и грифы, в узких трещи­нах ютятся колонии стрижей.

Ливневые потоки, которые обрушиваются на ньику в дождливый сезон, сносят вниз обломки скал, смывают со склонов растительность. Под­ножия отвесных скал, словно ожерельем, окру­жены деревьями, иногда это представители на­стоящего леса. Здесь прохладно и тихо, зреют плоды, летают лесные птицы; под крупными ва­лунами образуются темные и сухие пещеры, дно которых покрыто слоем тонкой рыхлой земли. Здесь можно отдохнуть, а если неподалеку живет леопард, то и обнаружить в пещере следы его пребывания. Прохладный лес под уступами при­влекает черных носорогов; днем они любят здесь отдыхать, и во избежание неприятностей с их привычками приходится считаться.

 

На вершинах островных гор растительность, не считая лишайников и немногих суккулентов, обычно отсутствует. Но если здесь есть хотя бы небольшие скопления почвы и камни, на них обязательно будет расти лес, обычно более пыш­ный, чем карликовый лес, произрастающий у подножия.

То, что лес растет в таких местах, где осадков выпадает очень мало, объясняется наличием дру­гих источников влаги; обеспечивают ее главным образом облака, временами окутывающие верши­ны холмов. В горном лесу всегда хорошо. Обыч­но в нем нет подлеска и его хорошо продувают ветры. Иногда горный лес бывает украшен гир­ляндами лишайников и орхидей и в нем обитают разные виды животных и растений, характерные для гораздо более обширных и более влажных лесов. Горные леса — это фактически остатки лесов, сохранившиеся с того времени, когда кли­мат этого края был более влажным. Несмотря на постоянно возникающие пожары и огонь, взбира­ющийся по склонам, лес продолжает существо­вать благодаря исключительно высокой влажно­сти на вершине. На островных горах можно уви­деть реликтовые растения, которые обычно про­израстают только на большой высоте. В Восточ­ной Африке на некоторых останцах на высоте не более 2000 метров растет гигантский вереск; ко­нечно, он менее высокий, но такой же жизне­стойкий, как тот, что встречается на горах Кения и Килиманджаро на высоте 3000 метров и  более.  К  сожалению,  леса  из  бамбука  и Hagenia, образующие на более высоких горах непрерывный пояс между лесом из древовид­ного вереска и лесом умеренного климата, ис­чезли.

Некоторые обособленные вершины стоят здесь уже так давно, что на них вполне могло начаться развитие новых биологических рас, особенно сре­ди малых форм жизни. Тщательные исследова­ния наиболее высоких останцов, несомненно, вы­явят присутствие там новых видов. Из неболь­ших лесных птиц здесь обитают белоглазки, мно­гие подвиды которой уже описаны. Но постоян­ные пожары и уничтожение растительности человеком ставят под угрозу дальнейшее суще­ствование остатков горных лесов, и эта угро­за может осуществиться раньше, чем отдель­ные расы успеют развиться в полноценные виды.

Реликтовые леса на вершинах гор холодны и влажны, в дождливый период они насквозь про­питаны туманом. И все же нет в Африке другого места, где так приятно любоваться в погожий вечер сухого сезона расстилающейся внизу рав­ниной, освещенной заходящим солнцем. Присло­нившись к скале и замерев, можно обмануть жи­вотных: они принимают человека за часть окру­жающей природы и спокойно идут мимо, торо­пясь на вечернюю трапезу. Вот грациозно пере­ступает по голым камням куду, он ищет мелкие суккуленты, восполняющие в этой местности недостаток воды. Внизу, по открытому уступу бредет знакомой тропой в поисках зеленого кор­ма носорог. Доносятся из ущелья крики па­вианов — они почуяли леопарда, который только что вышел из пещеры, где провел день. Где-то неподалеку пищат даманы, стайка стрижей стре­мительно рассекает воздух. А внизу до самого горизонта расстилается равнина ньики. Солнце садится. Его лучи окрашивают сухие безлистные кустарники в оранжево-красный цвет, постепен­но переходящий в темно-красный, расцвеченный золотистыми бликами. Постепенно темнеет, на­ступает пора таинственных лиловых сумерек, и наконец все скрывается в ночной темноте. На равнине жарко и сухо, и слоны уже бредут на водопой. А на вершине тихо и спокойно, и, ка­жется, нет на земле другого места, где так силь­но ощущалось бы полное уединение.