Африка

Черный континент

Дождь и пожары в саванне

В саванне выражение «разразился дождь» звучит с особой силой. Первые тропические ливни после долгого сухого сезона производят несравненно более сильное впечатление, чем первый день весны в умеренных зонах Северного полушария, и дей­ствие их сказывается куда быстрее и сильнее. Перед началом дождей становится невыносимо душно и жарко. Ежедневно возникают огромные кучевые облака, но они рассеиваются, пока в один прекрасный день не появится особенно большое облако, впереди которого мчится ветер, неся долгожданный запах теплой влажной земли. Небо темнеет, звучат громовые раскаты. Сплош­ной завесой сверху обрушивается ливень, и вот уже вся земля скрылась под водой. Когда же дождь пройдет и выглянет солнце, весь край словно заново оживает.

Саванна — термин, которым обозначают сооб­щество высоких злаков и редколесья с низкорос­лыми или средними, устойчивыми к огню деревь­ями. Кустарников в саванне сравнительно мало, густые заросли приурочены к рекам, где больше влаги. Местами саваннами называют травяни­стые равнины, возникшие из-за плохого стока или сезонного затопления во время сильных дож­дей. В этих условиях большие деревья с глубоки­ми корнями обычно не приживаются, а травы могут расти очень хорошо. Есть и в Африке саванны такого рода, но поверхность там волни­стая и преобладают почвы с довольно хорошим стоком.

 

Во время дождливого сезона каждые два-три дня бывают бурные ливни. Влажность воздуха обычно большая, и почва не успевает как следует просохнуть до следующего ливня.

Однако дождливый сезон длится только полго­да, затем наступает почти такая же долгая засу­ха, перемежаемая лишь редкими ливнями. По­этому деревья в саваннах вынуждены сбрасывать листву точно так же, как теряют ее деревья в северных широтах зимой. Когда наступает засу­ха, листья внезапно приобретают осеннюю окра­ску и опадают, устилая землю сухим шуршащим ковром. Большие вечнозеленые деревья встреча­ются только в долинах рек. Описанные выше условия способствуют росту высоких трав между деревьями, а после сезона дождей травы засы­хают, образуя легковоспламеняющийся мате­риал.

Равновесие между деревьями и травянистой ра­стительностью очень зыбкое; в саваннах Африки оно поддерживается огнем. И вот пожар... Вспыхнув на травянистом участке, он наступает на редколесье. В саванне пламя пожара достига­ет в высоту десяти метров. Оно опаляет взрос­лые деревья, пожирает всходы, сводит подрост, расчищая площадь для трав. Деревья вынужде­ны отступать, остаются лишь те, которые спо­собны пережить ежегодные пожары. Кустарники каждый год возобновляются из корневых отро­стков, как это весной происходит с малиной.

На участках, пощаженных огнем, хорошо ра­стут деревья, тянутся вверх кустарники. И вот уже образовался сплошной полог и густой подле­сок, не пропускающий свет, а без него трава пропадает и опасность пожаров уменьшается. Но такую лесистую местность не сравнишь с насто­ящим тропическим вечнозеленым лесом. Режим осадков продолжает вынуждать деревья сбрасы­вать листья, и, пока рядом сохраняются участки с маломощными почвами и с естественным пре­обладанием трав, сохраняется и вероятность по­жаров, отнимающих площадь под открытую са­ванну.

В северной полосе саванн годовой цикл начина­ется с первыми дождями в марте — апреле. Они падают на землю, опаленную пожарами и солн­цем или покрытую длинной сухой травой. Чуть ли не за одну ночь вырастает свежая травка, а деревья покрываются листвой. За неделю проис­ходит чудесное превращение. Пыльный, черный, голый край преображается в изумрудно-зеленый парковый ландшафт с тенистыми деревьями. Мутный от дыма и мглы воздух становится чистым и прозрачным, возобновляется бурная жизнь животного и растительного мира.

Продолжающиеся дожди пропитывают почву влагой, деревья и травы быстро растут, высокотравье задерживает сток после ливней, и там, где почвенный слой мощнее и богаче песком, вода просачивается на большую глубину. В ложбинах и долинах с глинистым ложем вода застаивается. Чередование почв с чрезмерным увлажнением и почв хорошо дренированных определяет чередо­вание открытых безлесных площадей в неглубо­ких ложбинах и облесенных участков на возвы­шенных местах. Открытые пространства типич­ны для африканских саванн, и в зависимости от языка, на котором говорят местные жители, они называются «влей», «дамбо», «фадамма» и так далее.

Под конец дождливого сезона травы достигают в высоту полутора метров и больше. Рост про­должается и дальше, но уже не так быстро; растения накапливают в корнях крахмал, нуж­ный для питания листьев в следующем году. «Дамбо» начинают пересыхать, реки мелеют. Се­зон изобилия кончается.

На смену последним грозам октября в саваннах Северного полушария приходит сухой ветер пустынь — харматан, ускоряющий процессы ис­парения. Какая-то часть влаги еще остается в почве, но оттуда ее почти всю выкачивает расти­тельность на последних стадиях вегетации. К де­кабрю деревья сбрасывают листву, высокие тра­вы становятся сухими и желтыми. Душную ти­шину знойного полудня нарушает треск лопа­ющихся стручков. Саванна готова для пожа­ров...

Причина пожара может быть естественной, но чаще всего виновником оказывается человек. Многие вообще считают, что нынешние саванны обязаны своим существованием человеку, но этот вопрос пока остается открытым. Иногда трава воспламеняется не сразу, но, уж когда она вспыхнет, мы видим жуткое зрелище. Пламя мгновенно распространяется с грозным ревом, за несколько минут метровый пласт сухих стеблей обращается в черную золу, и случайно уцелев­шие под ним ростки тоже скоро погибают. Тыся­чи мелких животных находят свою смерть в огне. Посмотришь на участок, где прошел по­жар, и не верится, что эта черная пустыня с обгорелыми травяными кочками, устланная ло­мающимися под ногами листьями, может снова стать зеленой и приветливой. В жаркие полуден­ные часы все живое замирает, только слышен вездесущий звон цикад.

Перед самым началом дождей некоторые де­ревья, мобилизуя последние запасы влаги в почве и крахмала в своих корнях, будто чудом одеваются в свежий убор. Новая листва — где светло-зеленая, где коричневая, где ярко-красная — возвещает, что скоро в саванне возро­дится жизнь.