Африка

Черный континент

Африка2

Быстро меняющийся ландшафт

Национальные парки Мерчисон и Куин-Элизабет в Уганде обязаны своим существованием эпиде­миям сонной болезни, свирепствовавшим в этой стране в начале нашего столетия. Страшная бо­лезнь вынудила людей перебраться в другие ме­ста, а здесь были учреждены резерваты, преоб­разованные затем в национальные парки, и коли­чество крупных животных быстро росло.

Теперь в национальном парке Мерчисон около 9000 слонов, 8000 бегемотов и 10000 буйволов. В национальном парке Куин-Элизабет (он помень­ше) соответственно 2500, 12000 и 12000. Я нисколько не удивлюсь, если узнаю, что эти цифры занижены. А поскольку вокруг местность густо населенная, огромные стада, образовавши­еся благодаря охране животных, все реже выхо­дят за пределы парков и быстро преображают саванну.

 

Слоны извели почти всю древесную раститель­ность на огромных площадях, и не только в парке Мерчисон, но и в прилегающих районах правобережья Альберт-Нила. Осадков здесь много, поэтому на месте деревьев хорошо идут в рост высокие травы. Дождливый сезон, а он все­го лишь один, сменяется долгим сухим периодом, который влечет за собой сильнейшие степные

 пожары. Мощный ежегодный пал не дает выра­сти молодым деревьям. И весь облик края меня­ется, редкостойные леса уступают место высо­котравным злаковникам. Даже большим деревь­ям не удается спастись. Животные обгладывают кору, а то и просто слон хорошенько почешется о ствол. Правда, деревьев становится все меньше, и теперь слоны чешутся о многочисленные высо­кие термитники, придавая им правильную кони­ческую форму.

Слоны могут питаться травами, и в этих райо­нах они почти совсем перешли на этот поднож­ный корм. Но если учесть огромный вес слоновь­его костяка и бивней (у взрослого самца здесь они достигают ста и больше килограммов), воз­никает загадка, ведь для образования костей тре­буется соответствующее количество кальция. До­пустим, прежде слоны извлекали этот важный для них элемент из коры деревьев, но теперь деревья ими уничтожены. Остается проследить, получают ли они теперь достаточное количество кальция из травы или постепенно вырождаются из-за его нехватки.

Буйволы и мелкие травоядные, вроде водяных козлов, бубалов и болотных козлов, как будто должны выигрывать от деятельности слонов. На берегах Нила и озер прожорливые бегемоты так энергично стравливают траву, что некоторым ку­старникам удается избежать пожаров. Верхушки этих кустарников объедают слоны, и высота за­рослей держится в пределах двух—двух с поло­виной метров. Так слоны и бегемоты совместно создают среду, в которой могут обитать черные носороги. Речь идет о правобережье Нила, поскольку пересечь бурную реку носороги не могут.

О конечном результате всех этих взаимодей­ствующих факторов судить еще рано. Но скорее всего, когда восстановится равновесие между фа­уной и потребляемой ею растительностью, ландшафт и населяющий его животный мир бу­дут совсем непохожи на то, что было здесь пять­десят лет назад. Жаль только, что раньше в этих саваннах никто не подсчитывал численность раз­ных видов животных.